Статья в газете «Аргументы и Факты» №47, 2010 : «Искушение бездной — новинка липецкого автора»

В нашем городе около полусотни различных общественных фондов, просто «обществ», наконец, государственных структур, призванных осуществлять поддержку развития малого и среднего предпринимательства. Одна незадача с ними: еще не придумали стройных объективных методик для измерения эффективности этих помощников и радетелей, зато есть субъективная оценка самих предпринимателей: «Да ну их…»

 

Однако не все так плохо. Есть одна сила, которая могла бы помочь энергичному человеку взяться за новое дело и развить его. Назовем ее – личным опытом людей, прошедших все круги человеческого и административного ада на пути к самостоятельности. Но остается сожалеть, что об этом пути рассказывают скупо, чаще хвастаясь финансовыми успехами, «красивым фасадом», напрочь замалчивая «задний двор». А ведь тайны живут и вершатся именно там.

Книга — событие

И все же в Липецке нашелся человек, смело, без прикрас, показавший как в действительности строится благополучие деловых людей. Этим человеком, как обычно в последнее, стала женщина, а ее поступок – написание книги – стал событием в общественно – коммерческой жизни нашего региона.
Я хочу коротко рассказать о книге

В повести привлекает искренность почти репортажного изложения событий времен перестройки

(подробнее надо читать саму повесть) липецкой писательницы, по совместительству – предпринимательницы Тамары Алексеевой «Искушение бездной». Книга стала событием уже потому, что о рыночном ренессансе в России так искренне, свежо и одновременно жестко писали мало, тем более в Липецке. Чаще подобные литературно- деловые опыты, сводились к финансовым успехам и , через запятую, вскользь, нехотя – о пути к ним. А он, как показывает госпожа Алексеева, усыпан не розами, а «жабами из болот» негативных человеческих отношений. Путнику, чтобы пройти по нему, приходится поступиться своими, воспитанными с детства принципами, понятиями о добре и зле, быть готовым к некоторому разрыву с обществом, устоявшимися нормами поведения, кругом друзей. «Основная трудность зарабатывания денег в России того времени заключалась не в столкновении с милицией, налоговой и бандитами, — пишет автор, — сколько в преодолении той опустошающей, ощущаемой душой и телом враждебности, что шла от многих знакомых, и что самое страшное, от близких друзей… Так и не решившиеся покинуть привычные служб, которые обеспечивали им ту крохотную пенсию, которой едва хватало, чтобы не умереть с голоду, люди не в силах были справиться с лавиной чувств, которую вызывали эти безумцы (предприниматели). Безумство храбрых не вызывало поддержки, потому что тем самым был бы подписан смертный приговор собственной жизни, наполненной обидами на государство, правительство и все на свете …»
В повести привлекает, прежде всего, искренность почти репортажного изложения событий времен перестройки, одновременно она напоминает сегодняшнему, уже отъевшему брюшко обществу, с какого низкого старта приходилось начинать забег в капитализм.

Непридуманная жизнь

Непридуманное, а взятое из жизни, без художественных изысков, начало сюжета. Придавленная, но пока еще не раздавленная окончательно, школьными и семейными проблемами (зарплата – мизер, муж остался без работы, дети полуголодные) учительница бредет домой. И, о чудо. На Центральном рынке «дают» колготки, прямо с машины, и примерить дают, а деньги берут после примерки. И в чистой, светлой душе советской учительницы, воспитанной на трудах Песталоцци и Коменского, а также классиков еще господствующей идеологии, случилось глубокое и безвозвратное грехопадение и душевный перелом….
…. Так учительница совершила свою первую кражу, но зато накормила детей. Позже будут сочными красками описаны торговля на продуктовом рынке под руководством «нерусских», которые окажутся приличными и доброжелательными людьми; мошенничество и предательство подруг; длинные чиновничьи коридоры и убеждение, что лучше дать денег милиционеру и поставить палатку без разрешения, чем выбивать эти бумаги месяцами. В это же время придется менять свою деятельность по самой широкой амплитуде: от торговли трусами, бельевыми прищепками и гнилыми яблоками до арабских танцев в ночных клубах и ресторанах.

Для многих, кто впал в тяжкий грех уныния, знакомство с «Искушением бездной» станет точкой возрождения

Автор, пропустившая через свою душу, сердце и сознание все процессы становления капитализма в отдельно взятом городе России, сумела передать атмосферу общей растерянности, незнания законов рынка, когда каждое новое дело начиналось «методом научного тыка», обывательской интуиции, но не профессионализма, которому, кстати, и неоткуда было взяться. Эмоционально, не без мистики, также присущей описываемому времени, показано как в опустошенные души людей бросились сектанты всех мастей и направлений. Гуру и Учителя зачастили в Липецк, проповедую свою божественную связь с космосом. На самом деле, им нужны были деньги, деньги и еще раз деньги. Многие обложили коммерсантов – членов своих сект налогом до 40% от оборота. Не избежала их влияния и автор книги, но тем интереснее читаются драматические страницы разрыва с сектантами, которые угрожали расправой. Однако на этом богоискательство, так присущее талантливым и харизматичным людям, каковой и представляется автор, продолжилось обращением к традиционной вере – уходом в православный монастырь.
Кажется, вот оно логичное и сладкое завершение захватывающей приключенческой повести нашей современницы о своей жизни. Но нет. Тамара Алексеева, как писали в школьных учебниках, верна правде жизни: в современных монастырях – новоделах, открытых на шальные деньги нуворишей, главенствует не Бог и его заповеди, а мирская суета, корысть и прелюбодеяние. Вот как говорит об этом один из героев повести отец Геннадий. «Седой священник с правдивыми, слезящимися от старости глазами наклонился к самому моему уху и прошептал: «Церковь моя давно одержима дьяволом. Я не в силах ему противоборствовать, слишком стар. Когда-то сил было побольше… Тогда не было такой темноты… И уйти не могу – это крест мой до гроба…»»

Точка возрождения

Особое достоинство повести в живом сочном русском языке, каким с мельчайшими и запоминающимися подробностями описаны различные жизненные коллизии, в которые попадет волею обстоятельства бизнес-вумен. Пересказывать их в этом коротком отклике на книгу, конечно же, не имеет смысла – повесть надо читать. Но на одном важном эпизоде женской, материнской линии героини все-таки следует остановиться. Потому что оно представляется нам убедительной иллюстрацией к христианскому : «Не убий», — с одной стороны. С другой, — являет собой своеобразный апофеоз постоянного, перманентного убивания современным обществом основных человеческих ценностей. Героиня повести решается прервать беременность… «Женщина не дергайтесь, я никак не могу подцепить плод. Вот он, наконец… Теперь потерпите совсем немного… Мы почистим стенки матки… Сейчас вам станет легче… Считайте до 10… Начинайте с 0. Когда будет 10, все кончится…Когда же, наконец, пройдут века и все это кончится. Когда же пройдут эти века? Эта боль? Этот горячий комок между ногами! Он живой, потому что он бьется! Олег, ты слышишь, как стучит сердце нашего ребенка, покидающего эту планету! Это наш ребенок! Это мой сын…»
У этой повести есть одно большое достоинство – она оптимистична, вдумчивому читателю дает блестящие образцы умения не просто выживать, а жить полноценно и ярко в самых сложных условиях. Для многих, кто впал в тяжкий грех уныния, знакомство с «Искушением бездной» станет точкой возрождения и невозврата к прежней серости бытия и безысходности.
У книги есть и недостаток – она издана небольшим тиражом.

Александр Придьма

Комментарии запрещены.