Сазонов Алексей

sazonov

Я, Алексей Александрович Сазонов, родился 7 декабря 1999 года в городе Ельце Липецкой области. Живу в селе с красивым названием Красное. Моя семья состоит из четырёх человек: отец, мать, я и младшая сестрёнка Лиза. Мой отец — Сазонов Александр Владимирович работает в газовой службе, а мать Сазонова Елена Анатольевна работает воспитательницей в детском саду. Сестрёнка Лиза учится в первом классе. Ещё у меня есть дедушки и бабушки.

В 2006 году я поступил в Краснинскую среднюю школу, сейчас учусь в 8 классе. Учусь хорошо, последние два года — отличник. Участвую почти во всех школьных олимпиадах и конкурсах. Так же в прошлом году я закончил с отличием музыкальную школу искусств в селе Красном по классу гитары.

Лет с шести я начал сочинять стихи и сказки. Когда ещё не умел писать, их записывала в тетрадь мама. Два года я посещал литературный кружок, который вел писатель с.Красного Александр Титов. Некоторые мои произведения печатались в местной газете. Ещё я увлекаюсь футболом.

В свободное время я провожу время с друзьями, играю в баскетбол, волейбол. На каникулах я обычно живу у бабушки с дедушкой в деревне Лысовке. Я помогаю им на огороде, с дедушкой мы ходим купаться, ловить ры­бу. Моему дедушке почти 78 лет, а он может сыграть со мной в футбол и хорошо плавает. Там очень красивые места.

Я пока не решил кем хочу стать, но в жизни я хочу добиться немалых успехов и поэтому стараюсь всегда и во всем быть первым.

 

Сказка о добром человеке.

В тёмном зале Подземья было жарко. Зал гомонил, дышал, двигался и уже порядком устал от происходящего. Каменные стены его сочились кислотными слезами. Под потолком кружило с дюжину мух, которых специально отлавливали в Верхнем Мире, так как тут они быстро дохли. Прямоугольный стол был завален старыми пергаментами, чернильницами с кровью исключительно отрицательного резуса, скрипучими перьями и оживающими фолиантами. Стулья вокруг стола были заняты … не совсем людьми: невероятного вида чудовищами, клыкастыми и шипастыми. Они хмуро поглядывали друг на друга и плевались ядом. Юркие черти с переброшенными через мохнатые лапы полотенцами суетились возле гостей. Многорукая Ками хмуро изучала какой-то пергамент, одновременно умудряясь смазывать пальцы многочисленных рук серной кислотой. «Для ногтей полезно», – заявляла она. В самом конце стола восседали языческие истуканы, которым был не интересен весь этот небывалый ажиотаж. Им хотелось крови и жертв.

Все законные жители Подземья собрались в зале за большим столом, во главе которого сидел… А вот об этом персонаже поподробнее. С виду это был обычный человек, беспомощный и наивный вид ему придавали очки в массивной оправе и потертый чемоданчик, лежащий перед ним на столе. На фоне остальных колоритных лиц он не выделялся, но каждый, кто был в этом зале, опасался смотреть ему в глаза.

— Приветствую всех собравшихся, — сказал обладатель страшных глаз. — Мы сегодня собрались по совершенно беспрецедентному случаю — в Верхнем Мире появился Башмачник.

Гомонящий до этого зал затих. Стало слышно, как под потолком жужжат мухи, но и они замолкли, подчиняясь всеобщему настроению.

— Господин Вельзевул, он многих успел заразить Добром?

Вельзевул раздраженно кивнул. Подчиняясь его раздражению, в зале потухла часть факелов, а близко сидящие к нему гости попадали со стульев, словно сметенные сильным ветром.

— Мы поздно о нем узнали. Он успел принести эту заразу во многие дома. Следует остановить его всеми способами!

— Но Башмачника нельзя остановить, — пискнула какая-то ведьма и тут же осыпалась прахом на пол.

Вельзевул побарабанил паучьими пальцами по чемодану.

— В этом чемодане находится Дух Неприятностей, собранный из всех пороков и умноженный на Пакостливость и Приставучесть. Наше самое секретное и самое ценное оружие. Я лично тысячелетия добивался того, чтобы Тот, кто его откроет, до конца своих дней купался в грехах. По секрету скажу, мои верные слуги, даже у меня нет противодействия этому Духу.

По залу пронесся изумленный вздох. Такого оружия Подземье действительно не знало.

— Кто-то должен перенести чемодан в Верхний Мир и проследить, чтобы Башмачник его открыл.

— Может, мои гуси-лебеди? — спросила Баба-Яга, попутно вышивая на пяльцах череп.

— Ой, на что они годятся, твои ощипанные гуси-куры! — поморщилось жуткого вида огородное чучело.

Гуси возмущенно зашипели и попытались ущипнуть чучело за соломенный бок.

— Я передам Духа и прослежу, чтобы всё произошло как надо, — раздался звонкий голос. Шум смолк. Обладатель голоса, румяный молодец, вызывающий симпатию с первого взгляда, встал со стула.

— Карьеру делает, ишь ты, — прошамкала себе под нос древняя перуанская ведьма.

— А, Первый из Ларца… Ну что ж, неплохо. А вы, духи, нелюди и нежить, следите в оба глаза!

Вельзевул встал. Вся ночная рать закопошилась, завыла и сгинула. Приказ есть приказ.

Молодец из Ларца осторожно подхватил чемодан, поклонился и отправился выполнять задание…

— А кто же такой Башмачник?- спросите вы. А Башмачник — это самый что ни на есть обычный человек. Ни рогов, ни крыльев за спиной, даже волшебной палочки — и той нет.

Жил Башмачник в небольшом городке, чинил башмаки, ничего не нажил. Но богат он был, как никакой другой человек. Добром был богат, Радостью и Любовью ко всему миру. Бывало, придет к нему крестьянин, башмаки принесет на починку, сядет на табуретку и начнет про жизнь свою рассказывать: детей-спиногрызов, что чаек в море, куры передохли, лошадь — кляча старая, а землю пахать надо… А Башмачник постукивает инструментами, башмаки починяет да слушает. Слово-другое скажет, пошутит, посочувствует, угостит, если есть чем, монет даст из своего тощего кошелька – глядь, а крестьянин уже от радости светится. Детишки — молодцы, помогают, жена заботливая, дом добротный, так чего еще желать? И уходит счастливым. Идет крестьянин по улице, улыбается. Дома детей приласкает, жену обнимет, клячу погладит, а она всхрапнет благодарно. И светло всем, хорошо. Вот каким даром обладал Башмачник, и кто бы с ним рядом ни находился, тут же сиять начинал внутренним, теплым светом…

На субботней ярмарке было шумно. Народ выбирался из домов, ведь каждый знал, что на ярмарке можно было найти всё, что угодно.

«Топ-топ» — башмаками по дорожкам, «тук-тук» — в лавке Башмачника.

Тяжелый день у Башмачника сегодня, но башмаки делались на совесть, и люди улыбались. Но вдруг… Словно хмарь и гроза налетели на городок, опутали всё серой паутиной тоски. Неуютно стало. Заторопились люди домой. Улицы опустели. В это самое время у Башмачника появился гость. Молодец-красавец, высокий да румяный, а в руках у него чемодан.

— Здравствуйте, — говорит, — сапоги починяете?

— И тебе здоровья, мил человек. Починяю. Да ты проходи, садись, молочка сейчас налью, обожди… и сымай, сымай обутки-то!

Принес Башмачник молодцу молочка. По плечу похлопал, улыбнулся.

— А сапоги добротные у тебя, сейчас подошью да побежишь дальше.

«Тук-тук», — стучат молоточки в лавке Башмачника, и разговор за работой неспешный получается, обстоятельный: за урожай, за девушек-красавиц. А Башмачник все на странный чемодан с опаской поглядывает. Заприметил это молодец.

— Тут, батя, тайна великая в этом чемодане, если тебе её открою, то язык сразу и отсохнет. — Я бы тебе показал, что там, но нельзя.

И тут вдруг как пополам сложится, как за голову руками схватится!

— Ох, воздуха мне!

И выбежал из лавки.

Башмачник за ним — а того уж и нет нигде, как в воду канул, а чемодан в лавке остался, у Башмачника.

Покачал Башмачник головой:

— Негоже хозяина чужой вещи не отыскать. Хоть и интересно, что ж тут такое лежит, да неладно любопытничать.

Он был добрый человек, а еще очень совестливый и справедливый, потому взял чемодан, закрыл лавку и отправился владельца искать.

Весь мир обошел Башмачник — не нашел молодца.

— Ну, — говорит, — раз его на земле нет, буду под землей искать.

И отправился Башмачник в Подземье.

Тем временем в Подземье Вельзевул играл с Хароном в карты. Азарт кипел в крови игроков уже несколько лет, пока Башмачник по свету ходил, и о чемодане было забыто.

И так получилось, что Вельзевул проигрывал. Харон ехидно потирал ладошки и подсчитывал выигранные души грешников. Вот тут-то и набрел на них Башмачник. За годы путешествий он почернел лицом, оброс колючей бородой, а чемодан выцвел.

— Здравы будьте, уважаемые! — поприветствовал их Башмачник.

Вельзевул мельком глянул на него, приняв за очередную адскую мелочь.

— Чего тебе? Как ты посмел меня беспокоить?!

— Да вот… чемодан тут у меня… с диковинкой чудесной, миру неведомой. Хозяина его ищу.

— Как интересно! Давай-ка его сюда! — сказал Вельзевул. — Ну, чего копаешься? Показывай быстро! В лаву сошлю!

С этими словами недовольный проигрышем Вельзевул отобрал чемодан.

«Дзинь!» — звякнула поцарапанная застежка.

«Вуууааааооооо!!!»- заорала диковинка, вырвавшись на долгожданную свободу.

«Аааааа!!!» — закричал Вельзевул, отмахиваясь от Духа Неприятностей, который радостно облизывал своего подопечного длинным скользким языком.

«Вот это диковинка!» — подумал Башмачник и отправился домой, в свою лавку.

Его давно уже ждали люди и башмаки.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.