Пагубная страсть

Послушать рассказ Пагубная страсть


Вера Петровна прилетела в Индию поздно вечером. Через полчаса она была уже в номере, и раскладывала чемодан. Вещей у нее было немного, все ее сокровище составлял небольшой и легкий ноутбук. Вера Петровна была знаменитой писательницей, автор эротических рассказов. В Индию, на Гоа, она прилетела на три недели — в этот срок она должна была уложиться , чтобы написать положенные по договору шесть рассказов –каждый объемом в 20 страниц печатного листа. Это была дама тридцати семи лет, довольно полная, высокого роста, с темными гладкими волосами, забранными в конский хвост. Косметикой она не увлекалась ,замужем никогда не была, детей не имела- это была добросовестная, деловая машина по производству печатных страниц. Удивительно было то, как женщина, не имеющая собственного сексуального опыта, умудрилась насочинять целую гору эротики, пользующейся успехом , но, по-видимому, также Агата Кристи писала свои знаменитые детективы, вполне достоверно описывая страны, в которых никогда не была.
Вера Петровна на свою жизнь не жаловалась. Она была знаменита, о ней писали, ее портреты висели, она получала приличные деньги за работу, которая доставляла ей сплошное удовольствие. Она постоянно была в разъездах — ее приглашали на встречи с читателями по всем городам России. Повышенный интерес к эротике в наше замороженное время объяснялся ,по-видимому, стремлением людей вернуться к своей природе, животному началу. Правда, как такового, животного начала в рассказах Веры Петровны присутствовало мало, мало было также и страсти , но одухотворенной восторженности- было сколько угодно. Издатели ею дорожили, потому что ее произведения пользовались спросом. По ее рассказам ставили фильмы…
Вера Петровна заказала себе в номер легкий ужин и бутылку шампанского. Она приняла ванну, надела светло-зеленый льняной халатик, который висел в шкафу, и легла в кровать. Номер был на первом этаже, прямо с балкона шли ступеньки в бассейн с голубой водой. Вера Петровна мечтательно закрыла глаза…Бокал шампанского, немного фруктов, и сразу — за работу. Работа строилась так — сначала она волевым усилием мысли создавала образы, потом предоставляла героям жить и действовать , как им хочется. Эта ненатужность творения и составляла всю легкую прелесть ее книг. Она наслаждалась процессом ,но это наслаждение носило умственный характер.
Благодаря мыслительной способности создавать что угодно, Вера без особого труда попутно сотворила и модель самой себя- будто выставила на витрину мира пластмассового манекена. Одиночество являлось верным помощником подобного творчества.
Но это никогда не проходит безнаказанно…
Резкий телефонный звонок вывел ее из задумчивости. Приятный женский голос что-то спрашивал , но с иностранными языками Вера Петровна была знакома весьма отдаленно. Она подумала, что уточняется ее ужин и утвердительно закивала в трубку головой :»Да-да, не забудьте про шампанское, пожалуйста».
Через десять минут в дверь осторожно постучали. Ей не хотелось вставать, после семичасового перелета ее разморило и клонило в сон. Вошел юноша, красивый и черноглазый, в руках у него был металлический поднос с бутылкой шампанского . В голове Веры Петровны мелькнула мысль -а где же ужин?- но внимание ее быстро отвлеклось… на ловко слепленную голову с крупными маслянистыми кудрями, на смуглое лицо- с высоким лбом, выразительными глазами. Он почтительно остановился возле кровати, ловко открыл бутылку , не спросив ее разрешения, взял со столика бокал и налил игристого вина .Она было рассердилась, но увидав его растерянное, даже испуганное выражение лица, рассмеялась, взяла протянутый бокал и с наслаждением выпила ледяной шипучий напиток. Юноша не уходил, он выжидательно смотрел на нее, вероятно, ему хотелось услышать — понравилось ли ей. Ведь шампанское было местным, на этикетке была нарисована индийская танцовщица в ярко-красном костюме.
-Мне понравилось ,- сказала Вера Петровна, быстро пьянея, -спасибо.
Она хотела прибавить – «уйдите», но всего лишь слабо махнула рукой. Он ошибочно понял ее просьбу и снова налил ей полный бокал . Она усмехнулась его нерасторопности, теперь она пила медленно, пьянея с каждым глотком, и с любопытством его рассматривая.
Он был красив — как оживший герой из старых индийских фильмов, которые Вера Петровна в юности обожала. Кажется, она даже была влюблена в Радж Капура, на которого так был похож этот юноша. Чтобы сходство было идеальным, его взгляду недоставало лишь дерзости.
»Наверное, он новенький, может — это его первый рабочий день, поэтому он так странно себя ведет . Никак не может понять, что пора покинуть номер и оставить ее в полном покое . А он боится, что чем-нибудь не угодит капризной клиентке, и будет уволен» — вовсю сочиняла вконец запьяневшая Вера, и чтобы как -то подбодрить его, одобрительно повела в воздухе рукой. Она пыталась сжать четыре пальца, а большой вытянуть вверх, мол, все «о кей, и не надо так волноваться»- но пальцы ей не повиновались. Жест получился нелепым и настолько неправильно истолкованным, что Вера Петровна не успела и глазом моргнуть, как молодой индус очутился в ее постели , в ее объятиях…
Когда она очнулась, то первое, что она подумала — это был сон. Дикий, нелепый сон. Этого просто не могло быть. В номере никого не было. Она была так раздета, как никогда не раздевалась сама -зеленый халат валялся под столиком, трусики висели на коричневом торшере с бисерной бахромой. Это напоминало внезапную страсть — но как, как же так получилось?
Вера села на кровати и в ужасе обхватила голову руками. Она совсем растерялась .Рядом не было никого, с кем можно было поделиться .Что делать, что предпринять? Возмутиться, разгневаться, рассмеяться, или отнестись по-житейски, с юмором. Автор эротических рассказов — наконец испытала на собственной шкуре , каково это, зрелой женщине- прелюбодействовать с мальчиком, да еще из другой страны!
Где-то, самой малой частью своего существа, Вера поймала на себе эти простые мысли, но они мгновенно были вытеснены стыдом и отчаянием. Она встала, пошла в ванну, включила воду. Заглянула в зеркало, увидела свои красные, слегка подпухшие губы, и как девочка, залилась краской . Как-то совершенно по-новому она взглянула на свою белую полную грудь, тонкую талию, крутые бедра. Она оценивающе смотрела на себя глазами постороннего мужчины, мальчика. Вдруг она неожиданно вспомнила, что в Индии всегда ценились пышнотелые женщины. И не только в Индии, но и во всех жарких странах. Она вспомнила, как афганцы рассказывали, что любят русскую женщину за пухлую и мягкую кожу, потому что их жены- все жесткие и мускулистые…
Вера погрузилась в теплую воду, и немного успокоилась. Она совсем не помнила, вернее не ощущала ни его прикосновений, ни поцелуев, с первой же минуты она провалилась в какое-то другое пространство, где все промелькнуло ,как один миг. Она вновь и вновь переживала случившееся…Вот он стремительно бросился к ней, потом какой-то кувырок комнаты , еще один…Она открывает глаза- никого нет….Неужели это реально произошло? Так запьянеть от двух бокалов ?!
Ночью, во сне, он ей приснился. И там она явственно ощутила вкус его губ, свежий аромат дыхания ,всю молодую страсть его загорелого, пряного тела…Вера проснулась растерянная, расстроенная. Мысли были непривычными, и все они были несогласованны. Она включила ноутбук, принялась было писать, но не писать ей хотелось, а плакать и пить шампанское .Она не пошла на ресепшн, чтобы заказать себе шампанское, — позвонила и продиктовала заказ. Через несколько минут перезвонили, вероятно, хотели что-то уточнить. Не понимая ни слова, она ответила утвердительно ,положила трубку, посмотрела в окно. Хотелось выйти на балкон — но ей почему-то стало страшно. Казалось, все отдыхающие , весь персонал гостиницы –уже знают о случившемся и обсуждают ее, смакуя подробности. Вера напрягла всю свою волю, чтобы взять себя в руки. Случилось и случилось. Поправить уже ничего нельзя. Если ей и дальше будет так некомфортно,- она улетит домой. Вера успокоилась…
Она росла приличной девочкой, в благоразумной семье. Она прилежно училась, примерно себя вела, никогда не доставляя родителям никакого беспокойства. »Ты не так хороша собой, — внушала ей мама,-« но очень умна, а это сейчас такая редкость. Та возьмешь мужчину своим умом, надо лишь приложить старание…»
Верочка маме верила и старалась, как могла .Особый запах библиотеки, непередаваемый запах страниц, свежей типографской краски и неуловимого тлена — отныне заменил ей танцы, записочки, подружек. Она глотала книги одну за другой, без всякого разбора. Училась в институте, потом в аспирантуре, зачем-то заочно поступила во второй институт.. .Готовясь к свиданиям, она думала не о платье или прическе — она перечитывала стихи о любви. Как ни странно, но личная жизнь, несмотря на твердые заверения матери, упорно не задавалась…
В дверь постучались, Вера вздрогнула. »Войдите»,-еле слышно произнесла она .Она стояла почти возле самой двери, когда та неслышно открылась. Это был он, ее молодой Радж Капур, и они бросились навстречу друг другу почти одновременно…
Это была какая-то невообразимо-прекрасная ночь. Будто судьба, лишив ее в юности всех этих безумств ,наконец опомнилась и решила одной ночью искупить всю свою вину.
« Не может быть», — мелькнуло в ее голове,-«этого просто не может быть»…Черные, без бликов, бездонные глаза с полукружьем длинных ресниц, от которых на смуглые щеки падала тень, крепкие руки с длинными пальцами, волосы с каким-то соболиным блеском- длинные непослушные завитки. Ничего и близко напоминающего то, что она описывала в своих эротических рассказах. Не было жарких поцелуев, стыдливого шепота, нежных объятий…
Был грохот опрокинутого торшера с бисерной бахромой, звон упавших вместе со стянутой скатертью — тяжелого стеклянного подноса, кувшина, стаканов, пепельницы…
Не чувствовалось боли , когда они рухнули с высокой кровати на гладкий и холодный, мраморный пол. Каждое движение тела было подчинено чей-то исполинской воли, сопротивляться которой- это все равно, что пытаться удержать руками падающую на Землю планету. Что это было и как описать это словами? Если бы распахнулись двери и вбежали люди — она бы этого даже не заметила. В его глазах не было никакой нежности — одна бесконечная страсть, одно ненасытное желание…В зеркале, огромном — во всю стену, висящем напротив,- отражалось ее лицо, неузнаваемое, будто искаженное мукой…Тела — белое и шоколадное -вытянутые единой судорогой- до кончиков пальцев, прекрасные какой-то дикой змеиной красотой…
Вера лежала, не в силах пошевелить рукой. Это было полное, телесное и душевное опустошение. Лицо ее побледнело, даже зрачки глаз будто выцвели, они были похожи на перепелиные яйца в белую крапинку. Как же это все случилось? И почему с ней, обыкновенной Верой? Поздно было задавать вопросы, поздно было отвечать на них…
Она просыпалась и начинала его ждать. Каждый день ей казался последним , но он приходил, ее Радж (его действительно звали Радж).Ела ли она что-либо в эти дни, она не помнила. Иногда она ощущала во рту вкус кофе, или черного чая с сахаром. Но, может быть, ей это только мерещилось?
Иногда она мельком оглядывала свою комнату- она казалась не такой, какой Вера увидела ее в первый раз. Если бы не первый этаж и голубая вода под балконом, можно было вообразить , что ее каким-то образом переселили в другой номер, намного больше. Странное было ощущение. Ей казалось, если решительно пойти на стену- та непременно расступится , расширится и раздастся во все стороны. Стены были обиты ярко-желтым, скользящим шелком. Над кроватью висела сочная, многоцветная картина — изумрудный лес с алыми и синими попугаями. Куда исчез торшер? Был телевизор, который Вера ни разу не включила. Была кровать, с которой она почти не слезала. Она лежала поверх белоснежного кружевного покрывала, закрыв глаза. Теперь она знала, как пахнет и чем светится эта любовь. При одном воспоминании о нем начиналась полная передозировка чувств — Вера задыхалась, рассудок мутился, почему-то глаза наливались слезами. Пока его не было, все время хотелось плакать, беспрерывно хотелось плакать. Она с ужасом оглядывалась назад, на свою жизнь- словно долгий и зимний сон, оживляемый лишь осыпающимся с небес инеем…
Прежней — ее уже не существовало, прежняя Вера уходила все дальше и дальше, даже не оборачиваясь , а новая Вера- была как новорожденная, с тонкой и хрупкой кожей, с открытым на голове родничком- окруженном звенящими лепестками лотоса.
Этот нежнейший цветок, будто не в силах ждать — расцвел внезапно, преждевременно- вопреки законам природы, среди опасного морозного воздуха .
Первое время она и мир воспринимала как бы перевернутым — будто ходила по потолку и смотрела вверх — на кровать. Когда все встало на места, Вера впервые увидела еще одну комнату — кухню или столовую. На столе в красивых коробках был выложен весь ассортимент чая, кофе. Она изумленно открывала красные деревянные баночки, недоверчиво трогала сахар, соль, печенье. Холодильник был забит соками, пепси-колой, фруктами. Может, она все же что-то ела? Вероятно, все же ела- ведь раз в три дня ее вызывали на ресепшн, она бездумно протягивала карточку, потом расписывалась в каких-то чеках. Вера совершенно не волновалась о деньгах- на карточке была приличная сумма , она собиралась купить новую машину…
Он приходил в одно и тоже время- в семь часов вечера. Она боялась этих встреч и страстно ждала, жадно ждала их. С пяти часов вечера со временем происходило что-то небывалое. Как бы она ни загружала себя какой-либо работой: купалась, одевалась, раздевалась, переставляла чашки, заваривала и выливала чай, но когда взглядывала на часы — проходило всего пять минут. Тогда она садилась на кровать и смотрела в окно. Ночь опускалась на пальмы, и Вера распускала волосы, небо расцвечивалось звездами — Вера подкрашивала губы и синим карандашом подводила глаза. Каждый раз ночь была другая- то внезапно обрушивалась сплошной тьмой, то темно-синими струями проливалась в океан, крадучись подбираясь все ближе. Вера не заметила, как с ней стала разговаривать, с ночью — точно с одушевленным существом. Без двадцати семь ожидание превращалось в нескончаемую муку. Она металась по комнате, не находя себе места. В голову приходили мысли — одна чудовищней другой. Когда она уже полностью отдавала им себя на растерзание — распахивалась дверь, и она мгновенно оказывалась у него в объятиях. Они почти не разговаривали, и не испытывали в этом никакой необходимости. Она слышала от него одно единственное слово-« beautiful,» и знала, что оно означало –«прекрасная». Даже если бы он ничего не говорил, она видела своими глазами- его восхищение , обожествление, и все это пронизывала немыслимая тяга одного существа к другому…
Каждый день она страшилась его охлаждения, уменьшения чувств — но этого не происходило. И трудно было сказать, у кого из них больше нарастала страсть — у нее, русской женщины, у него, индийского мальчика…
Вера потеряла счет дням, она ничего не писала, об этом не могло быть и речи. Ей казалось, она больше никогда не сможет писать рассказы, так бессовестно обманывать своих поклонников, которые в нее поверили. Она описывала несуществующую любовь. То, что она сейчас испытывала , не имело с ней ничего общего. Она пробовала подобрать слова — и не находила их…

Страницы: 1 2

56 комментариев на “Пагубная страсть”

  1. Ольга:

    Довольно интересный сюжет и описано с чувством, но как по мне — слишком уж растянуто… Поэтому чтобы поскорее узнать, что будет дальше, некоторые фрагменты читала «по диагонали». Сократить в два раза — и будет бомба!

  2. Valentin981:

    Страсть должна быть, но все должно быть в меру. Если меры не будет, то выльется все в какое — то безумие. А на счет того, что не было будущего у Веры, она и так понимала наверное.

  3. jonny:

    Чего-то я не понял. В середине рассказа было жутко смешно, что она за деньги «сняла парнишку». За отель уже денег не было заплатить. И чего дальше? Её за это убили? То есть, если не можешь заплатить за отель, то тебя толпа людей на улице убивает в Индии?

  4. tsvynda:

    Обожаю этот рассказ, очень редко страсть красиво сочетается с эротикой, в реальности к сожалению такие истории я не встречала, именно из-за этого рассказ кажется особо ценным.

  5. Наталья:

    Рассказ мне кажется немного надуманным, ведь взрослая женщина вряд — ли могла не понять, что на самом деле происходит. А в целом все правильно, каждая женщина хочет чтобы ее любили. Мне кажется, что ее фантазии и привели ко всему происшедшему, ведь он писала, а в реальной жизни пожалуй с таким не сталкивалась.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.