Четвертый выход, самый гениальный

Прослушать рассказ Четвертый выход, самый гениальный


Эта история случилась 7 марта, под Международный женский день и навсегда связала меня с великой прорицательницей Вангой. Но сначала- все по порядку. Я — учительница начальных классов, торговала фруктами на рынке. Это были девяностые годы, когда в нашей стране все так перепуталось, что ничему уже не приходилось удивляться…

Мне, как новичку, поначалу на рынке несказанно везло. В незнакомом виде деятельности  помогал и мой хорошо поставленный  звонкий учительский голос, зазывающий покупателей и небывалая жажда денег и приключений. И у меня решительно все получалось! Мне охотно давали товар под реализацию, я его ловко и быстро продавала -у меня собирались очереди. В конце дня я подсчитывала выручку и не переставала радоваться деньгам, теперь я за один день зарабатывала месячную учительскую зарплату. Не прошло и трех месяцев, как я расслабилась и потеряла бдительность-я чувствовала себя великой торговкой. Приближался женский праздник.     Народу на рынке – яблоку упасть некуда! Я вдруг отважилась риск­нуть – взять товар на свои деньги. На все деньги, что скопила я на рынке (это было 700 рублей) купила шесть ящиков с яблоками. По 5 рублей за килограмм.

Яблоки были прекрасные – крупные, розовые, похожие на персики. Я уже про себя посчитала, сколько можно на них заработать. Как тут же на меня обрушились сразу два несчастья…

Первое, это когда я вскрыла первый слой красивых, будто с картинки, яблок, и увидела, что внизу – маленькие и пятнистые. И так – все яблоки во всех ящиках.

А второе – это с Украины как на грех понаехало много машин с яблоками. И были они свежие и сочные. И продавали их по три и даже по два рубля. А я свои червивые — по пять рублей купила. И не знала, что делать. Стояла и плакала.

Все, все мои деньги! Муж ушел на сутки на дежурство. Он работал в пожарной охране. Голова моя кругом ехала. Я совсем растерялась. Рынок, как ничем не приманенный волк, показывал мне свои зубы. Никакая логика никогда не входила, и входить не будет в его Великие Законы. До этого дня яблок на рынок привозили мало и все отдавали мне. Яблоки были дорогие…

Вообразила из себя невесть что! Да тебе на базаре цена-три пятака! Торговка частная! Я растирала по лицу злые слезы,и в голову назойливо лезли слова из кабацкой песни:»А я несчастная, торговка частная, стою и яблоки тут продаю!»

Весь мой труд на рынке, эти тяжеленные ящики с фруктами, подъем ни свет ни заря, огромные валенки и бесформенный тулуп-все лопнуло как мыльный пузырь! Ведь все мои деньги, которые я так бережно собирала и которые достались мне с таким трудом — лежали передо мной в виде дурных яблок, которые и забесплатно никто не возьмет. А я мечтала собрать на восьмое марта всю свою параллель — учителей начальных классов средней школы № 38.Мы всегда собирались на праздники- но довольно скромненько- колбаска там недорогая, сырок, салатики с водочкой. Известное дело-какая у учителей зарплата! И как мне замечталось стол накрыть — да такой, чтоб все девчонки ахнули! Чтоб алела икорка на булочках, желтым маслицем смазанных. И колбаска сортов всяких разных, и буженинка, укропом посыпанная, рыбка копченая, и осетринка жаренная.А больше всего заглядывалась я на ликер в причудливой бутылке, с двумя горлышками- в одной половине он молочно-сливочного цвета, а в другом- шоколадного. И представлялся мне ликер этот необыкновенно вкусным, хотя я его до той поры и не пробовала. Уж больно дорогой! Такой дорогой, но так мне хотелось его на праздник купить, просто мочи не было! Ведь должен же быть у нас, учителей, когда-нибудь праздник с достойным застольем, или нет! Как тебе кажется?

Я вдруг неожиданно вспомнила о Ванге. Прорицательница говорила, что из всех ситуаций есть три обычных выхода и четвертый – гениальный. Надо постараться его найти.

У меня были выходы. Ничего не делать, например, и дождаться вечера. Может, те, у кого я купила яблоки, кому-нибудь дали их под реализацию и приедут за деньгами. Тут я подниму скандал, и, вполне вероятно, мне вернут деньги за червивые яблоки.

Продавцы таких яблок обычно не возвращаются…

Второй выход – кусая губы, продавать яблоки за любую цену, лишь бы вернуть хоть сколько-нибудь своих денег. Это был самый реальный выход.

Надо было войти в то состояние отчаяния и злости, чтобы понять — самый желанный в ту минуту был для меня один-единственный выход: плюнуть на все и сбежать домой. И никогда больше на рынок не возвращаться!

Что я так мучаюсь? Работа, слава богу, у меня есть. И приличная, не то, что здесь- стою, как последняя оборванка. Нос красный, глаза опухли, никакой пудрой не скроешь. Снег растаял, валенки без галош, намокли…

Но надо, надо было найти этот гениальный выход! И заодно проверить, не обманывала ли всех великая Ванга?

От отчаяния, которое лишало всех сил, меня спасло любопытство. А когда любопытство становится сильнее денег, они непременно должны вернуться!

И я отправилась искать гениальный выход. В самом буквальном смысле. Попросила присмотреть за ящиками бабульку, что продавала рядом шерстяные носки. Сама побрела, куда глаза глядят. И вскоре позабыла про свои яблоки…

Рынок ревел, кровоточил раздавленными фруктами, бился неровными толчками, пуская бурливую кровь по всем рабочим сосудам, как огромное измученное сердце.

Снег под ногами таял и таял. В валенках хлюпала вода. Никакого женского дня я не чувствовала.

И вдруг я увидела посреди площади огромную фуру с мимозой. И за большим столом стоят двое подвыпивших грузина, продают эти цветы, которые навалены горой, как сноп сена, и этот сноп наглым образом разворовывается. Бабки копошились в этих дивных цветах, набирали целые охапки, потом, будто ненароком, нагибались и кое-как рассовывали их, кроша и ломая, в приготовленные мешки. Возможно, не все и замечали, но кому, как не мне, была отлично знакома эта «операция».

Вся земля вокруг была усыпана желтыми пушистыми шариками. Они быстро темнели, безнадежно гасли в талом снегу под ногами покупателей.

Из всех цветов я больше всего любила мимозу. И потому, недолго думая, подошла к нерадивым продавцам и попросилась в помощницы. Они, еле держась на ногах от усталости, уставились на меня с явным подозрением. Молодой и старый, наверное, отец и сын. В черных курчавых волосах запутались шарики мимозы, будто они и ночевали в цветах. Смотрят друг на друга, потом на меня, опять друг на друга.

– Да не бойтесь, – говорю я. – У вас столько цветов воруют, что не в сказке сказать, ни пером описать. А я у вас порядок наведу.

Наконец с большим трудом они согласились.

– Но знаешь, – сказал пожилой, – мы тебе за работу заплатим двадцать рублей. Чтоб потом без претензий. Согласна?

Двадцать рублей для такой фуры было очень мало. Но я еще ни разу не продавала цветы. И потому согласилась…

Я быстро навела порядок и на прилавке, и в очереди, которую выстроила строго сбоку от стола. Хронические воровки, перепродававшие мимозу у входа в рынок, прочувствовав момент, быстро снялись с этого места и улетели на другие поля.

Эти солнечные цветы до меня продавались ветками по 2 – 3 рубля. Послав молодого хозяина в магазин за целлофаном и лентами, я навязала красивые букеты и продавала их уже по пять, десять, а самые красивые – по двадцать рублей. Конкурентов у этой мимозы на рынке не было.

Старый грузин глаз с меня не спускал. Он все время боялся, что я буду воровать у них деньги. И даже не ел, чтоб от меня не отвлекаться. Деньги я клала в картонную коробку, которая лежала рядом.

Очередь росла с каждой минутой. Ни одной машины с цветами больше не было. Я не успевала делать и продавать букеты одновременно. Я была счастлива и очень горда собой. День был удивительный, ослепительно ярким было солнце. Шарики мимозы тоже были похожи на солнышко. Или на маленьких цыплят. Мир ошеломлял меня сплошным ярко-желтым сиянием. Я подчеркивала этот цвет фиолетовыми лентами, которыми обвязывала букеты.

Незаметно, но все же я почувствовала вдруг, что устала. Что целый день ничего не ела. Грузины, не мигая, продолжали следить за моими руками, то и дело выхватывая из коробки крупные деньги. «Лучше б помогали нарезать ленты, жлобы этакие!» Мне стало обидно. Постаралась выторговать себе зарплату побольше – безрезультатно. Как назло, ни одного знакомого, которому бы я могла просто так, без денег, дать букет.

Мне сильно захотелось незаметно запрятать денежку. Бесполезно. И так, и так попробовала – не получается. Замешкалась со сдачей, молодая покупательница смотрела на меня с любопытст­вом. И я решилась. Наклонилась к ней и зашептала в самое ухо:

– Девушка, мне очень мало платят за работу. Если у вас есть возможность как-нибудь незаметно дать мне деньги – сделайте это, пожалуйста…

Девушка, хоть и молодая, даже глазом от удивления не морг­нув, тут же невозмутимо засунула мне в рукав куртки десять рублей.

Мало того, я с ужасом увидела, как она всей очереди громко рассказала о том, как наглые, бессердечные «чурки»  (слава богу, они не обращали внимания) обманывают бедную русскую женщину.

Очередь ахнула. Было много мужчин. Я боялась, что они опрокинут фуру. Видимо, это первоначально входило в их намерения. Но потом, благоразумно посовещавшись, очередь решила отомстить по-своему.

Покупатели стали придумывать всякие изощренные способы, как незаметно просунуть мне деньги.

Боже, что тут началось! У меня была такая зеленая куртка, без карманов, на резинках. И вот одни мужчины усиленно заговаривали зубы хозяевам, расспрашивая, откуда товар да есть ли на него документы, другие проворно засовывали мне деньги в рукава, в валенки, умудряясь положить даже за воротник. Уходивший с букетом покупатель считал своим долгом рассказать  о «сложившейся обстановке». За это время я, видимо, обросла такими сердцещипательными подробностями, что многие, давая мне тайком деньги, спрашивали, где меня можно найти и оказать помощь. Меня распирало от хохота! Наконец я перестала сдерживаться и хохотала, хохотала на весь рынок!

Я умирала от хохота!

Во-первых, я от денег уже вся раздулась и хрустела, как только задевала прилавок! Я боялась, а вдруг кто-нибудь из хозяев меня  обнимет! Против моей воли мне хотелось этого все больше и больше! Хруст разнесся бы по всему рынку! Слава богу, они оказались нелюбвеобильными.

Во-вторых, я уже хотела, но не в силах была остановить очередь. Не могла же я закричать на всех:

– Перестаньте мне давать тайком деньги! У меня их уже навалом!

Надо еще учитывать тот факт, что перед праздником почти все мужчины были подвыпившими. И их твердое решение «спасти, защитить, отомстить» отменить было невозможно!

Стало незаметно темнеть. Очередь редела. Рынок пустел.

Но цветов еще было много. И грузины предложили мне поехать на центральную площадь города, чтобы их допродать. Тут я неожиданно вспомнила про свои ящики с яблоками и, рванув молодого грузина за руку, помчалась с ним со всех ног на то место, где я их оставила.

Там было совсем пусто. Только мои ящики с яблоками и плачущая старушка. Она боялась, что со мной что-то случилось.

Она стояла и плакала. Я горячо поблагодарила ее и дала целый пакет яблок, что были сверху. Грузины быстро перенесли все ящики и уложили среди цветов. Мы поехали на площадь Победы.

На площади Победы было светло от фонарей. Мы достали стол, наложили цветы, а рядом я горкой выложила яблоки. В свете фонарей они смотрелись совсем по-другому. Хорошо смотрелись, даже пятен не было видно.

У нас быстро выстроилась очередь. Люди шли с работы, не все успели купить цветы и фрукты. Конкурентов не было никаких. Яблоки я продала молниеносно, по десять рублей за килограмм. Все до одного. Покупатели даже высмотрели те яблоки, которые я отложила домой, и грозно их затребовали.

Все шло прекрасно. До того момента, когда мимоза вся была распродана.

И тут грузины мои объявляют, что пойдут считать деньги. И если что не сойдется, они разберутся со мной как следует…

А надо сказать, что они уже изрядно выпили. Я испугалась. Я не просто испугалась, самый настоящий ужас парализовал меня. Я могла еще убежать, пока они считали деньги. Но стояла, как прес­тупник перед казнью. Время исчезло и сгустилось до нескольких мгновений, наполненных ужасом расплаты.

Наконец они вернулись. Лица их были потные и счастливые.

– Представляешь, – сказал пожилой грузин, и в его голосе была теплота. – Мы за все время, что возим мимозу, имеем такую выручку. В два раза больше, чем всегда. Извини, что мы тебе не доверяли…

И старый грузин поцеловал мне руку. И дал мне не двадцать рублей, как договорились, а двести. От стыда, от счастья я расплакалась. Но даже плакать мне было нельзя. Меня, чтобы успокоить, могли обнять. И тогда бы я захрустела…

Мы распрощались. Машина уехала. Я стояла и смотрела ей вслед. Потом перешла площадь и подошла к дому, что был ближе всего. Села на корточки под освещенные окна, потрогала тугую от денег куртку и уже от всей души всласть наревелась. Потом старательно вытерла лицо и не смогла с собой совладать – чуть расстегнула куртку. Деньги так и хлынули, я с трудом запихала их обратно. И побрела искать ближайший киоск, чтобы купить детям гостинцы-все магазины были давно закрыты. В киоске лежали одни шоколадки со сливочной начинкой. Я купила все, что были в киоске – двадцать три  штуки и поехала домой.

Дети не спали. Они ждали меня и шоколадки. Пока они разворачивали разом все плитки, я закрылась от них в зале. И наконец, стала раздеваться.

Я стягивала куртку, а вокруг шел листопад. С меня, как с осенней березы, шурша и перевертываясь, летели деньги. Я сидела на целой куче денег, иногда поддевала их ладошкой, подбрасывала вверх и думала: «Ну и Ванга! Ну и умница!»

 

Отрывок из романа «Искушение бездной или как заработать деньги в России»

6 комментариев на “Четвертый выход, самый гениальный”

  1. Юлия:

    Я и поплакала немного, и посмеялась от души. Рассказ произвел на меня самое позитивное впечатление. Прочла на одном дыхании и внезапно захотела продолжения.

  2. Laura:

    очень интересное произведение, читается на одном дыхании. Ярко представлен один день из жизни учителя девяностых годов, когда действительно всё смешалось, хочется посочувствовать ей

  3. tanushik_u:

    О том самом четвертом выходе знаю давно. Сама стараюсь в каждой ситуации смотреть с разных сторон, искать разные пути решения. Вроде получается)) Всегда есть возможности, нужно только осмотреться.

  4. DJA:

    Звонко так написано, в суетливом танце вероятностей, должно быть, всегда есть место «четвертому выходу», вот только найти его, тот гениальный выход, не всякому и не всегда дано. А за рассказ спасибо, порадовался за героиню, улыбнулся…

  5. Meliska:

    Вот и выходит, что человек, получивший высшее образование, каждые пять подтверждавший право называться учителем, должен постоянно искать подработку. Это ведь совсем неправильно, без врачей и учителей общество не выживет. Так почему же такое отношение к людям этих благородных профессий?

  6. Lolita_off:

    Вот это дааа….. Здорово! Прочитала как сказку. Неужели так бывает. Хрустеть от денег:)). Вот захотелось испытать это чувство. Ванга действительно гениальная.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.