Новый поворот

Перед написанием нового произведения- хочешь ли ты этого или не хочешь- происходит своеобразная встряска сознания. Вероятно, сознание это- во что бы то ни стало стремится расширить свои границы. Обновление — вещь не всегда приятная…

Что со мной происходит в последнее время?

У меня есть такой рассказ «Обычный день — вопреки здравому смыслу», где героиня проживает день, прислушиваясь только к себе: идет, куда глаза глядят или ноги несут, и делает то, что в голову приходит.

Это была моя мечта, моя фантазия. Моя жизнь не позволяет мне провести такой день.

Я написала рассказ «Подарок на 23 февраля», где героиня также осмеливается на немыслимый эксперимент: заказывает мужу в качестве подарка — молодую проститутку. Я не смела, не храбра, не самоуверенна, и вряд ли осмелилась бы на подобное. Но мои же слова, в моем же рассказе — привлекли мое внимание, что лишний раз доказывает, что вместе с нами пишет кто-то невидимый и тайный.

image2

Так вот, герой «Подарка на 23 февраля» задумывается: какие воспоминания он унесет с собой в вечность? Что вспомнит, находясь по ту сторону жизни?

И я внезапно тоже об этом задумалась. Как и мой герой, я стала перебирать события своей жизни. Многие из них мне нравились, но признаться — в таком контексте( я о вечности)- я отметала их одни за другими. Как ни крути, самое прекрасное, оно же и самое беззаботное, было только в детстве.

Рождение детей? Это был быстротечный миг счастья, слишком много забот и проблем приходилось решать в тот период, и на это уходила почти вся моя энергия.

image3

Арабские танцы? Работа на рынке? Как ни крути, я хотела доказать себе самой, что я – самая лучшая, самая крутая. Душа никогда не участвует в подобных играх – это истина. Ей ничего не надо доказывать, она всегда пребывает в гармонии. Стоп. Вот я и вышла на след…

Надо искать такие воспоминания, в которых участвовала моя душа. Я прочитала, что наша личная память после смерти стирается, и остаются лишь несколько воспоминаний, в которых участвует душа. Почему остаются? Да потому что душа бессмертна, и все, чего она коснется, становится бессмертным.

Вот в какие дебри ушла я и завела с собой читателей. Если они, конечно, дошли со мной до этих дебрей, а не повернули назад и помчались вон – из этого места.

Я поняла свою задачу и стала трепетно перебирать события, где на поверхность выходила моя душа. Просеивала дни, как крупу в сите. И ничего не находила. Дни были ровные или корявые, светлые, зажигательные — но сердце мое не екало.

Однажды утром я проснулась и решила: во что бы то ни стало сделаю искомый день — сегодня. Позавтракала, оделась, покормила собак и кошек…и обо всем, разумеется, скоро забыла. Так устроен наш мозг – что нам важнее всего, он быстрей забывает.

Но сидя в машине(мы ехали с мужем на работу), под монотонные звуки и мелькания за окном – я все вспомнила. И здесь я чутко, как собака, решилась отследить этот день. Осознавать каждое его мгновение. Может, душа хоть на секунду, выглянет в окошко?

Отследить день и осознавать каждое его мгновение. Причем обычный день.

Со мной такого еще не бывало. И забегая  вперед, я скажу — мне это удалось.

Вначале было неимоверно трудно, но  зато я узнала, чем занята голова целый день. Она занята такой ерундой! Чепухой! Шелухой! Да еще эта вся дребедень пребывает в прошлом или в будущем! То есть, получается, я не живу в настоящем — никогда. Я совершаю пустые и никчемные вылазки в другие времена. А раз меня в настоящем нет, то оно, это настоящее, лишенное львиной доли моей энергии, пребывает в забвении…

Итак, у меня все под контролем. Обычный день. И вот напряженное метание мыслей спало, я закрепилась в настоящем. Вцепилась в него зубами и когтями, будто в лиану, висящую над пропастью. Что тут началось!!!

Хочу, чтобы все было по — порядку. Как-то понятно и доступно для воображения. Я нахожусь на работе. Вместе с художниками подбирает раскраску для новых игрушек. Вышли замечательные зверушки, это я их придумала.

Боже мой, думаю я, почему я никогда не осознавала, как это прекрасно. Я не больна, не стара, не дурна собой. И я занимаюсь  творческой работой — придумываю новые игрушки. Пишу рассказы, озвучиваю. Почему я это не ценю? Воспринимаю, как само собой разумеющееся?image4

После работы дочь пригласила к себе пообедать. Я глядела изумленными глазами на то, к чему привыкла и на что никогда не обращала внимание. Алена нарисовала картину, приготовила вкусную еду. Господи, какая же я неблагодарная скотина, вечно спящее существо?

Домой(мы живем за городом) взяли сына, он попросился провести с нами пару выходных. Я ехала сзади, сын с отцом впереди весело щебетали, за окном мелькали березы. Время остановилось. Как же я была счастлива! Я не размышляла о завтрашнем дне, не выдумывала себе возможные беды, не строила планы. Только этот момент, он один.

И вечером небеса наградили меня за то, что я весь день испытывала только благодарность. Благодарность за то, что у меня есть — и ничего более.

Я вышла в сад и ахнула: все краски мира десятикратно усилились. Это был не сад, а волшебство какое — то! Честное слово! Трава — не трава, цветы — не цветы! Утерянный рай — другого слова я не могу подобрать…

Засыпая в особом, всепоглощающем счастье, я думала, что этот день я никогда не забуду. А что в нем было особенного? Ничего. Обычные события. Только и разницы — я их воспринимала по-другому.

На следующий день я твердо решила: отныне я буду жить только так. Я поняла все безумие прежних дней. Как ребенку, мне захотелось одного только сладкого. Хочу в утерянный рай…

image5

У меня мелькнуло, как тень, легкое подозрение — что все не так просто. Наверняка, есть злобные существа или коварные бесенята, которые мне помешают. Но я — то знаю, что у них ничего не выйдет. У меня все под контролем.

И что же из этого вышло?

Светило солнце, душа пела , голова была ясная и чистая.

Позвонил знакомый журналист, у нас хорошие отношения, он часто давал мне дельные советы. Слово за слово, и вдруг он спросил:

— Тамара, а ведь это не совсем достойно, премии за деньги получать?

Я так удивилась, что не сразу нашлась, что ответить.

-Ага, вот ты молчишь, значит, я попал в самую точку. Значит, платила деньги?

Я продолжала безмолвствовать.image6

-Нехорошо, недостойно, — бубнила трубка. – А я был уверен, что ты человек достойный.

Здесь я пришла в себя. Уверять, что я получала премии не за деньги — было смешно, как-то не по-взрослому. Я не хотела отчитываться, как честный пионер. И мне бы трубку положить — и ничего бы не было. На этом бы все и закончилось. Посмеяться и положить трубку. Но не тут-то было.

-Выходит, — зловещим голосом начала я, — давать премии за взятку — достойно. А получать за взятку — нет. Да!??( вероятно, Фрида из «Мастера и Маргариты» вспомнилась мне. Фрида, которой каждое утро подавали окровавленный платок за убиенное ею дитя. И которая одна во всем свете — была виновна, а вовсе не любовник, ее с дитем отвергнувший).

image7

А у нас в городе премии по почте не высылают. Их выдают весьма почтенные люди в праздничной обстановке, где и телевидение присутствует. Я так поняла: если моя честь( получение премий)задета, то и их, соответственно, тоже.

Выяснилось, что нет.

-Им есть надо. Они вольны поступать, как думают.

-Им есть надо?- взвилась я.- То есть, им все прощается, а мне –нет? Выходит, так?

— Недостойно. Недостойно, Тамара. Я не знал, что ты такая. Вот ведь, что выяснилось,- гнусавила трубка, на том конце провода — явно провоцировали меня на скандал. И зачем я затеяла весь этот бредовый разговор?

Я выключила телефон. Ну не болен ли журналист? И что мне за дело — до безумных и старых людей? К тому же, безусловно, завистливых!image8

Моей душе — до них дела не было. Но мой адский разум взывал к отмщению. Передо мной стояли абсолютно черные березы, грохоча своими черными листами. Мир почернел весь, последним потухло солнце.

Я набрала номер своего обидчика и сказала такие слова:

— Я буду мстить вам всю свою жизнь!

И вы думаете, что я успокоилась??? Не тут-то было. Нет, голова моя горела бешено, и в ней не было ни одной здравой мысли. Увидев мое ненормальное лицо, забеспокоились и муж и сын. Выслушав  эту историю, они вместе попытались меня образумить.

-Мама, я с тобой даже здороваться перестану, если ты не прекратишь эту глупую войну! Как тебе не стыдно! Как маленькая девочка, честное слово!

Я твердо пообещала войну прекратить. Но это были пустые слова. Глаза мои были налиты кровавым, и я поняла одно: если не произведу хоть какого-нибудь разрушительного действия, то эта сила, которую я не призывала, которая обрушилась на меня исподтишка, как горящая лава —  разрушит меня саму.

В городе я пошла к людям, имена которых называть не буду. Я их уважаю, и не стоит упоминать их в связи с этой войной, которую я породила. Или не я, — это было уже не важно…image9

Вначале мою гневную речь ( про обидевшего меня журналиста) выслушивали невнимательно и пытались отшутиться.

-Тамара, это обычное боевое крещение. Твой роман «Игровая зависимость» набирает силу, о нем говорят. К чему тебе эти страсти? Разговор телефонный, ты ничего не сможешь доказать!

-Но он же назвал меня недостойной!- упрямо твердила я.

-Да мало ли кого как назовут! Президент Черчилль говорил, что если бы реагировал на каждого, кто в него бросал камень, он не смог бы пройти свой путь до конца.

Так, подумала я. Никто не понимает серьезности ситуации. Я пылаю, как пороховая бочка, а все делают вид, что это ерунда. И тут мою голову осенила черная мысль. И я с ней угадала.

-Дело вот в чем,- понизив голос, тревожно оглядываясь по сторонам, продолжила я.- Я приготовила оружие и хочу застрелить этого журналиста. Мне нужен только его адрес. Будьте любезны, назовите мне его…

Что тут началось! Цель моя была достигнута — я была услышана. В кабинетах выключались все звуки, выдергивались шнуры из розеток, плотно замыкался сам кабинет. На меня смотрели, меня уговаривали, напоминали статью об уголовной ответственности, при мне — звонили этому несчастному и рассказывали, втолковывали в его дурную голову — всю серьезность момента. Журналист вопил ( я слышала), и отказывался от всех своих слов.  «Я этого не говорил,- верещала трубка! Она все неправильно поняла! О господи! У меня поднялось давление! Сейчас будет инфаркт!»image10

Я злорадно слушала…и размягчалась. Хорошо ли это, или вовсе ужасно — но весь город узнал.  Во мне что-то разрядилось, и я внезапно успокоилась. Недобрая пелена спала с моих глаз, и я ужаснулась тому, что сделала. Но вида не показала…

Дома меня начали одолевать муки совести, но я знала, что это так же ни к чему хорошему не приведет. Постаралась отвлечься, нагрузила себя работой. Через три дня все улеглось окончательно…

Слава богу, что я не успела совершить всего, что задумывала. Я не о стрельбе из пистолета. Хотела выложить в интернете фото того журналиста с  жуткими пояснениями, хотела, чтобы о нем узнала вся страна, чтобы его разыскивала милиция. Хотела расклеить по городу его портреты, хотела…image11

Теперь я знаю точно, что все войны начинались исключительно с помощью женщин. И мы несем в себе такую необузданную и страшную силу, которая — не приведи бог!- вырвется.

Но как- же так получилось? Господи, разве я хотела этого? Разрушить, загубить — оказалось так просто…

« Гораздо легче потушить свет, чем развеять тьму»- слова из фильма «Ночной дозор».

Я готова была попросить прощение, но понимала, что это невозможно. Для этого необходима особая сила духа — в данный момент я ею не обладала.

 Вот и побывала – в раю и в аду.

Интересно, а можно было избежать ада? Один рай, волшебство- и никакой расплаты? Или это простое совпадение? Провести новый эксперимент? Проверить, последует ли за праздником души- сатанинские игры?image13

Все-таки, в том волшебном дне, за который я благодарила небеса, были конкретные вещи, за которые я бога славила. И эти вещи, хоть  были весьма обычные, все- же назывались благополучием. Я была привязана – к работе, к детям, к мужу. К ясному дню.

Я вдруг осознала, что всегда хвалила себя за что-то конкретное. Молодец, что вышила платье, посадила цветы, написала рассказ. А если не молодец, ничего не делала, или болела, — никогда себя не хвалила

Я решила это изменить.image14

Молодец, Тамара, подумала я. Ты классная. «Почему?»- тут же поинтересовался ум. « Да по- кочану. Просто молодец, потому что родилась. Все. Этого уже достаточно».

Вот это, что называется, завис у меня компьютер! Вот это в голове  напряглось, поднатянулось и лопнуло. Я сидела, будто родилась заново. Описать свое состояние невозможно, для этого надо все это испытать самому. Нет, ведь это ж надо же — похвалить ни за что! Разум отказывался в это верить. Но молчал. Молчал!!!

Нас так родители воспитали: хвалить только за дело. Пятерку получил — молодец, Вася. Ведро выбросил — опять молодец! Я тоже не помню, чтобы своего ребенка просто так похвалила. Молодец, что родился. Молодец, что ты есть. Молодец, да просто так молодец.

Вот мы все и выкручиваемся, в жгуты свертываемся, чтобы быть молодечиками.

Я вот сейчас думаю: интересно, а за то, что себя ни за что ни про что похвалила — последует ли свыше наказание? Развяжется ли новая война или все с рук сойдет?

И еще: а какая следующая ступень, ведущая к самому себе? Что? – за этим поворотом…

image15

4 комментария на “Новый поворот”

  1. RomanB:

    Маленькое такое уточнение. Уинстон Черчилль не был и не мог быть президентом — в Англии правит королева или король. Он был Премьр-Министром Великобритании.

  2. Lolita_off:

    Месть — это вообще неправильно. Сказано в Книге: «Не мстите за себя, отмщение Мне». Обидчик и без того будет наказан. Но люди это люди. Они хотят сами. И делают эту месть. Эдакие графы Монте-Кристо. Как же удержаться от негативных эмоций?

  3. yuliyaskiba:

    Что касается мести журналисту, то Вы поступили абсолютно правильно. А ведь многие идут до конца и расстреливают своих обидчиков в прямом или переносном смысле.

    • Милена:

      Нет, не правильно. Месть можно сравнить с неутолимой жаждой. Хорошо, когда есть возможность напиться. А если не окажется доступной воды или реальной возможности насолить обидчику и отмерить ему полной мерой все, что было задумано? Тогда месть можно сравнить с обезвоживанием. Она иссушает душу и отнимает жизненную энергию.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.