Приключения в Индии

Еще в детстве я представляла себе Индию, утопающую в пышных цветах. С красивыми женщинами в ярких сари, расшитых драгоценностями, несущими на головах высокие кувшины с ароматным вином. Я бесконечно рисовала горделивые фигуры со смоляными косами и цветными диадемами, вытянув язычок, аккуратно размещала меж черных бровей — алую каплю. Рисовала индийские лавки, увешенные разноцветными бусами, уставленные бронзовыми кувшинами, кальянами и золотыми богами. И как же меня раздирало узнать — отличается ли современная Индия от моих детских рисунков?
В аэропорту Гоа нас с мужем встречала туроператор – коренастая Эльвира с круглым курносым лицом. Она посадила нас в белый автобус, где уже сидело несколько человек, и мы, жадно устремив свои взоры в окна, помчались по просторам Индии. Разглядывать пейзаж мешал звонкий и назойливый голос Эльвиры. Видя, что ее никто не слушает, она сердито попыталась призвать нас к порядку и «маленько оторваться от стекол». Все было тщетно- сквозь полуоткрытые окна врывались невиданной силы запахи, мелькала незнакомая листва, цветы, босые женщины в длинных юбках. Все завораживало взор, веселило и будоражило кровь. Что говорить о нас, новичках — даже опытные путешественники возбужденно переговаривались!
-Индия — это коварная и мистическая страна, будьте осторожны,- понизив голос до зловещего шепота,- вдруг припугнула Эльвира. Насторожив уши, как зайцы, мы отпрянули от окон и уже неотрывно смотрели на нее.
— Она может кого-то не принять, и тогда колесо сансары опрокинет и раздавит вас…
Никто не хотел быть раздавленным неведомым, но очевидно зловещим, колесом сансары. Туристы завозились в своих креслах, всех охватил страх. Высокий мужчина в дорогом спортивном костюме – машинально достал и пересчитал пачку денег, будто прикидывая, можно ли откупиться — от этого чертова колеса. И, несмотря на то, что глаза у него были совершенно невменяемые, этот человек сделал все правильно…
-Но колесо сансары может и принять вас,- играя татарскими глазами, вселила надежду наша туристическая операторша, по долгу службы обязанная оберегать нас от всех бед и несчастий в чужой стране.- Если ему, колесу, будет угодно, он изменит вашу личную карму, откроет тайные сокровища…
Вспоминая об этом, я не перестаю удивляться — как все мы — взрослые люди — были одинаково напуганы и зачарованы этими словами! Одурманенные долгим перелетом, сильным перепадом температуры (у нас в России была зима) мы загорелись от радости, как дети, услышав про « тайные сокровища». И все безоговорочно сдали немалые деньги на посещения местных достопримечательностей, искренне надеясь таким образом задобрить коварную Индию…
Первым из таких мест — был массаж под названием «Аюрведа». Эльвира обещала за нами приехать, и ровно в три часа, как положено, мы с мужем стояли возле отеля. Прошел час. Телефон Эльвиры упорно молчал. Мы сделали попытку добраться до массажа самостоятельно. Но никто из таксистов не знал, что такое « Аюрведа», и все удивленно разводили руками. Даже услужливые работники отеля не могли нам помочь. Наконец, откликнулась Эльвира и сонным голосом сообщила, что попала в пробку и скоро будет. Пробку в Индии представить также трудно, как и то, что по дорогам Москвы ходят слоны. Через пять минут завизжали колеса, и из облака желтого песка явилось такая же желтая машинка. Маленький каменный домик с вывеской «Массаж Аюрведа» оказался рядом, мы легко могли дойти до него пешком. Когда мы вошли в него, то увидели индийских детей, стоявших посреди комнаты навытяжку, словно на пионерской линейке. Они были босы и одеты в простые желтые рубахи, засученные повыше локтя. За столом поодаль сидела полная женщина в красном платке, обшитом монистами. Увидев нас, она встала и попыталась нам что-то сурово втолковать, показывая на детей. Я предположила, что мы не туда попали и бедная мать семейства просит оказать ей помощь. Растерянно оглянувшись в поисках Эльвиры, я ее нигде не обнаружила. По-русски, по-английски никто не понимал ни слова. Наконец, привели переводчицу — светловолосую русскую девушку. Она объяснила, что мы можем выбрать детей, которые будут делать массаж, но они вовсе не дети, а подростки. И если бы мы пришли в этот дом самостоятельно, а не по наводке Эльвиры, массаж нам обошелся бы в десять раз дешевле. «А жадная Эльвира зарабатывает на вас много денег»,- прибавила она голосом, полным черной зависти.
Я вздохнула и посмотрела на детей — они с голодным напряжением смотрели на меня. Две девочки, самые высокие, старательно улыбались, они были худенькие и нескладные, с тонкими ручками, покрытыми темным пушком.
— Да-да, — поймав мой взгляд, подтвердила переводчица, детей много, а работы мало. Берите тех, которые покрепче.
Чувствуя себя работорговцем, капиталистом и просто дурной женщиной, я неуверенно перевела взгляд на детей, скользнула по всей шеренге и остановилась на девочках с тонкими ручками. Они тут же вышли из строя и честно заулыбались. На смуглых лицах зубы казались огромными и нереально — белыми.
Девочки привели меня в маленькую комнатку, где стояла деревянная коробка с дыркой вверху. На газовой плите свистел старинный чайник. Еще в углу была кушетка, застеленная плотной клеенкой. Девочки жестами показали, чтобы я разделась и легла лицом вверх. Над моей головой, на железной цепи качался огромный кокосовый орех. Внизу его была просверлена маленькая дырочка. Я перевела взгляд на цепь — надежна ли она? – но ничего не увидела: дети пальчиками коснулись моих глаз, закрывая их, и плотно залепили веки пластырем. На лоб закапало горячим маслом, и резко запахло сандалом …
На лоб все капало и капало, под головой хлюпало- я слышала свист чайника, звук льющейся воды. Видимо, в кокос то и дело подливали масло из чайника, и снова ставили на плиту. Дети шушукались. Расслабиться мешал образ деревянного короба, который не выходил у меня из головы. Дерево было старым, и там была дверца. По всему выходило, что попадания в это сооружение, напоминающее гильотину, мне не избежать. И еще эта дырка для головы…
Когда мне отлепляли от глаз кусочки пластыря, я очнулась -было больно. Застенчивые дети взяли меня под руки, и повели — таки в деревянную коробку, которой я так страшилась. Внутри нее оказался маленький стульчик. Когда я на него опустилась, деревянные двери со скрипом захлопнулись, и моя голова торчала из круглой дырки, как червяк из яблока. Откуда-то появился белый горячий дым. Он шел из-под ног, из резиновых трубок, которые тянулись от газовой плиты. К чему они там были прилеплены? К носику кипящего чайника? Я напряженно тянула голову, чтобы разглядеть, но мешал плотный дым.
Появилось опасение, как бы эта конструкция не взлетела на воздух вместе со мной. От дыма и подозрений мучительно разболелась голова, и когда девочки открыли коробку и вытащили меня оттуда, я радостно вскрикнула. Все закончилось благополучно — ни я, ни мой муж ни только не пострадали, но по заверению нашей переводчицы — получили в награду «третий глаз». То есть, массаж «Аюрведа» — его нам открыл. Теперь мы могли видеть все, что недоступно обычному человеку…
Только мы добрались до своего отеля, вошли в номер и радостно рухнули в накрахмаленные постели, как раздался звонок. Администратор гостиницы приветливо напоминал, что нас ожидает такси. Я хлопнула себя по лбу — Эльвира! Она не давала нам передышку и так распределила оплаченные в самолете экскурсии, чтобы нам было некогда и шагу ступить в Индии самостоятельно.
Но надо было ехать — ведь мы заплатили деньги.
«Надевайте вечерние платья, брызгайтесь хорошими духами — вас ожидает светское общество! в самом дорогом отеле Индии!- обещала Эльвира, — это лучшее место на планете Земля! Вы попробуете такие кушанья, насладитесь такими зрелищами! Вы сами наберете себе в корзину живых лобстеров и огромных осьминогов, морских змей и других чудовищ. Вам подадут их в жареном виде, и вы будете облизывать пальчики от такой дивной вкуснятины!» У всех сидящих в автобусе туристов текли слюнки, когда мы слушали ее правдивый рассказ, сочные образы морских гадов, выползающих из плетеных корзин, живописно вставали перед нашими глазами.
Я металась по номеру, на ходу натягивая длинное белое платье, расшитое бисером, закалывая волосы в высокую светскую прическу, сбрызгивала себя духами. Я боялась пропустить хоть одно действие — из магических распоряжений Эльвиры. Мы с Вадимом ехали долго — самый дорогой отель Индии явился перед нами в виде каменного сооружения с балкончиками, колонами и причудливыми лепнинами. Разнообразные пальмы жались к белейшим стенам.
Отель светился разноцветными огнями, гремела жизнеутверждающая музыка. Дверцы такси с двух сторон распахнули красивые парни в сине-белой форме. Подобрав подол белого платья, я выходила из машины, как королева, в предвкушении замечательного праздника. У входа в отель стояла толпа людей, которая преграждала нам путь к невиданным блюдам и развлечениям. Толкались женщины в длинных вечерних платьях, не менее прекрасных, чем мое – расшитое бисером, колыхались мужчины в костюмах и галстуках. В горячем воздухе застыл одуряющий запах духов.
Чтобы понять мои действия, надо два часа протрястись в жаркой машине по ухабистым дорогам. С растрепанной прической и свирепым выражением лица я решительно протолкнулась вперед. Здесь выяснились все обстоятельства. Дорогой отель не мог вместить такого количества народа, жаждущего всласть поесть и попить, поэтому нам предлагалось подождать, пока люди освободят места.
Вы представляете себе, что это такое – «когда люди освободят места»? Только вообразите себе, что сидите рядом с ревущим океаном, за столом с золотыми светильниками и благовонными курениями, и вам подают одного жареного змея слаще другого! Да еще пополняют высокие бокалы драгоценным вином! Теперь вы представляете себе — каково это?- уйти оттуда русскому человеку?! Под дулом автоматов русский — не покинет столика со своим номером, за который он заплатил свои кровные монеты! Тем более, что у всех людей, которых согнала сюда коварная Эльвира (среди которых было немало иностранцев), зловещим предупреждением еще дымились в головах — слова о карме и колесе сансары.
Все повлияло на меня, все оказалось выше человеческих сил: незнакомый воздух, недавнее пребывание в деревянной коробке, открытие «третьего глаза». Какие-то дикие, шалые мысли долбили мозг: «Надо что — делать, и надо решиться! Иначе все будет кончено…»
Отыскав самого молодого полицейского, я с удесятеренной силой приступила к делу. Приблизив свое пылающее лицо к самому его уху, на плохом английском я стала медленно подводить его к должностному преступлению. Я поинтересовалась, нравится ли ему мое белое платье. Да, бьютифул, застенчиво ответил он. Потом, как в индийском танце (а я обожала индийские фильмы), я стала показывать ему игривыми жестами, как готовилась к этому празднику: красила глазки(провела пальцем по ресницам), потом губки ( новое движение рукой), ногти на руках. Старательно подкрепляя свой рассказ выразительными движениями, я время от времени внятно интересовалась,- нравится ли ему, как я старалась? Получив утвердительный ответ, три раза–«да, да-да!», — я нанесла последний сокрушительный аргумент, напоминающий удар кобры. Почему же теперь, после всех этих долгих и тщательных приготовлений — я должна стоять в этой огромной толпе?!!
Это был тот самый вопрос, на который растерянный индийский мальчик с наивными глазами ответить не смог. И тогда я уверенно махнула рукой мужу, и мы, не встречая никакого сопротивления, прорвались на праздник. Сзади зашумела и заволновалась толпа, которая до этого -неподвижно притихла и насторожено вслушивалась, рассматривая меня и индийского полицейского. И заголосила эта толпа – уже на живом и сочном русском языке! Уверяю вас, и это истинная правда – только что я слышала чистейшую английскую и немецкую речь…
Мы прорвались! И вышли в сияющий каменный двор, где трубили трубы, горели свечи, полыхали факелы и гремели барабаны! — все было, как в древние времена. Все люди ели и пили в великой радости. Мы отыскали столик со своим номером, к слову сказать — свободные столы были. И я уже видела, как воодушевленные нашим прорывом, русские женщины, намотав на руку подолы своих роскошных платьев, устремлялись к ним со всех сторон, посылая охранников отборными словами и выразительными жестами. Лица их страшно сияли…
Кресла, в которые мы с Вадимом опустились как великие цари, покидать все же было необходимо: кто же наберет нам в корзину живых обитателей моря? Распределились так: муж охраняет мое место, а я иду набирать обе корзины. Чудовищ, которых обещала Эльвира, в огромных пластмассовых емкостях не оказалось. Было все привычное и знакомое, что продается в супермаркетах, только живое и плещущее. В очереди, крепко прижав к себе обычные тазики, в которых наши бабушки стирали белье, стояли одни женщины. Длинная очередь надушенных и накрашенных женщин с тазиками, напряженно следящих за пустеющими контейнерами с рыбой. Я решила компенсировать неприятные моменты количеством скользкой, бьющей хвостами рыбы,- хотя, это было чистейшим безумием. Ну разве можно было съесть два таза морепродуктов? Но я была довольна- я набрала гору разноцветных рыб, огромных креветок, осьминогов, кальмаров и другую мелкую всячину. На ручках тазиков, как требовалось, повесила номерки с цифрами шесть и семь. Это гарантировало, что мою рыбу – с чужой не перепутают, запекут, запарят, и доставят к креслам с такими же номерками. Каково же было мое удивление, когда через час ожидания нам принесли одни жареные головы!!! Маленькие, пучеглазые головы, штуки четыре одних голов!
Я была так вымотана борьбой — за проникновение внутрь, еще этой очередью с тазиком под мышкой, — что молча и горестно разглядывала зубастые пасти… Ковырнула одну.
Известно, что унылый дух сушит кости. Из всех пор моего тела сочилась и вытекала жизненная сила. Надо было срочно принять пищу, и я побрела к огромным котлам, в которых надеялась наскрести хоть что-нибудь — ведь только что оттуда шел ароматный дым. Но возле котлов была небольшая потасовка, в результате которой мне достался липкий несоленый рис и черный хлеб.
-Как вам понравилось у нас на празднике? — на хорошем русском обратилась ко мне молодая индийская девушка в синей форме. Она обходила все столики и что-то царапала в своем блокнотике.
-Мне не дали обещанную бутылку вина, — угрюмо, не поднимая глаз, сказала я. Почему- то не хотелось говорить про жареные головы. Лучше буду грызть кусок сухого хлеба — чем продолжать эту глупую борьбу за пищу. Тем более в этом безбожном месте.
-Ах!- правдиво удивилась девушка.- А почему вы ждете, пока вам принесут вино? Разве вы не знаете, что его дают на втором этаже? И приветливо сверкнув ослепительно-белыми зубами, (зубы у них классные) она перешла к другому столику.

Страницы: 1 2

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.